Русский генерал с кавказским сердцем

Русский генерал с кавказским сердцем

Мощь российского государства во все времена складывалась из усилий всех народов нашей страны. Каждый человек, живущий в России, вне зависимости от того, к какому народу он принадлежал, мог в полной мере проявить свой талант, сделать много полезного для своей большой и малой родины или даже войти в мировую историю.

Рассказывает директор театра-музея «Благодать» Валентина Петровна Имтосими.

Театр-музей «Благодать» много лет занимается темой русской эмиграции. Во время одной из наших поездок в Париж, связанной с историческими изысканиями, мы услышали от наших друзей об Эмельсхан Хагундоковой, известной всему миру как героиня французского Сопротивления Ирен Делюар. Последним местом её пребывания в России был Кисловодск, и у меня родилась идея рассказать о жизни этой женщины в «Благодати». Во время работы над данной темой мое внимание привлек, её отец Константин Николаевич, героический человек, кавалер почти всех военных орденов Российской Империи. В Париже мы встретились с его внуком, тоже Константином, и попросили его разрешения на ознакомление с воспоминаниями генерала, о которых многие слышали, но никто не читал. Он как-то запросто согласился на это, и вот уже несколько месяцев мы буквально поглощены этим чтением.

Русский генерал с кавказским сердцемКонстантин Хагундоков родился 14 сентября 1871 году в Пятигорске. Род Хагундоковых происходит из кабардинских узденей. Его отец Николай был войсковым старшиной Терского казачьего войска, участвовал в русско-турецкой войне 1877-78 годов, был ранен на Шипке. Фамилия «Хагундоков» выбита на одной из плит мемориала защитникам этого перевала. По существовавшему в то время правилу дети погибших офицеров отправлялись в Кадетский корпус, и в 1880 году Константин начал учиться в Петербурге.

После выпуска из военного училища, которое Хагундоков закончил по первому разряду, размышляя о своей будущей жизни, он писал о том, что все молодые офицеры разъедутся по полкам, и будут защищать веру, царя и отечество. Эта мысль проходит красной нитью через всю его жизнь и прекрасно отражена в мемуарах. Константин Иванович принимал участие в строительстве КВЖД, в Русско-Китайской и Русско-Японской войнах, командовал 1-м Семиреченским казачьим полком, написал учебное пособие для кавалерийских училищ «Тактика конницы», закончил Академию Генерального штаба. В своих записках он очень точно и по-журналистски грамотно описывает события, к которым имел отношение. Хвалит нашу армию во время Русско-Японской войны, с удивлением говорит, что она не была разбита или разгромлена, и усиливалась, не смотря на всё сопротивление Петербурга и мнимые «победы» Японии. Он задается вопросом, где же была японская победа? Если этой победы не было дано Японии, то под чьим же руководством русской армией были достигнуты такие результаты? Его размышления о причинах поражения приводят к мысли о бездарности придворных офицеров.

После окончания войны он был приближен к царю. В 1913 году в составе кабардинской делегации участвовал в торжествах по случаю 300-летия Дома Романовых. Перед началом Первой мировой войны Хагундоков был привлечен к формированию Кавказской конной туземной дивизии, создававшейся по образцу казачьих войск, которыми он командовал на Дальнем Востоке. Согласие на это назначение дал лично Николай II. Константин Николаевич много пишет о Кавказской туземной дивизии, категорически отвергая название «Дикая», говоря о том, что ее солдаты и офицеры почитали за честь служить России, хотя за шестьдесят лет до того их предки стояли друг против друга в Кавказской войне. В начале боевых действий против Австро-Венгрии на солдат дивизии некоторые смотрели свысока, говоря, что никого невозможно обучить двоенному делу за месяц, но когда надо было идти на прорыв, в атаку отправляли именно этих людей, которые наводили страх на врагов. Кавказская дивизия очень быстро завоевала высочайшее уважение своих боевых товарищей. Об этом свидетельствует военная песня тех лет, в которой упомянут Константин Николаевич:

В поход собрались мы Венгерский
И чуть не вышел комом блин,
Когда повёл Хабаров дерзкий
Бригаду пятьдесят один.
Всегда ж чеченцев вёл к победе
Наш командир из Кабарды,
И в нашей дружеской беседе
К нему всегда – ала-верды.

В начале 1916 года император назначил Хагундокова военным губернатором Амурской области и наказным атаманом Амурского казачьего войска. К этому времени он был награжден практически всеми орденами Российской Империи. В июне 1917 года Временное правительство отдало под его командование Приамурский военный округ, который включал в себя Дальний Восток Камчатскую и Сахалинскую области. После Октябрьской революции Константин Николаевич вышел в отставку, и некоторое время жил в Кисловодске. В 1919 году он эмигрировал во Францию.

Это был человек большого дарования и удивительной судьбы, все свои мысли он связывал только с Россией. На страницах его воспоминаний, которые он собственноручно напечатал, нет ни слова о Франции. Правнучка Константина Николаевича, Жансурат Зекорей, рассказывала: — «Это была вечная ностальгия: все разговоры возвращались к России, к Кавказу. Это изгнание было как открытая рана, которая никогда не переставала истекать кровью. Когда наша семья собиралась вместе, мы пели старинные кавказские и русские песни. Потому, что для нас Кавказ был как сердце, которое всегда кровоточило».

В театре-музее «Благодать» открыта экспозиция, посвященная генералу Хагундокову, и поставлен спектакль по событиям его жизни.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *